НАБУ и его агенты. Комедия

НАБУ и его агенты. Комедия

08.11.2018 Новости

Судя по интервью на Цензоре некоего агента НАБУ Шевченко, в НАБУ сложилась пикантная ситуация. Сытник еще явно не вышел из младенческого возраста, а Индыченко уже впал в старческий маразм. Иначе объяснить публикацию этого бреда невозможно. Так же как и невозможно объяснить цель этой публикации. Разве что, крайне демонстративным характером личности самого «агента».

Если то, что он говорит — правда, то у НАБУ будут серьезные проблемы даже в антикоррупционном суде. Потому что это чистая партизанщина, которую адвокаты легко разорвут на части. Кстати, само интервью Шевченко им в этом поможет. Вообще, сам факт выхода этого интервью — это или подстава или свидетельство полного бардака в НАБУ. Зачем раскрывать свои методы, пусть даже ради пиара? Тем более, если методы на уровне откровенных аферистов.Но интересна технология НАБУ. Они сделали ставку не на обучение офицеров для внедрения, а на мажоров. Что логично, так как очень трудно внедрить в среду нашей «элиты» человека со стороны. Можно одеть его в бриони и посадить в бентли. Но он все равно будет чужим для «тусовки». Без необходимых знакомств, манеры общаться и так далее. Шевченко, это уже третий мажор из ставших известными агентов НАБУ. Шевченко — сын дипломата, Боярский (Титенков) — сын нардепа регионала, агент Катерина — тоже весьма непростая тетка. Ход интересный. Эти люди с детства свои для коррупционной тусовки. Одна беда — они малоуправляемы, легко перевербовываются и в силу эгоцентризма — весьма болтливы. Что и видно на примере этого интервью. Хотя, в данном случае Шевченко сложно назвать агентом, скорее это банальный провокатор, к тому же страдающий манией величия и недержанием словесного поноса.

Хорошо написал об этой ситуации Иван Ступак. «Не без любопытства прочитал пафосное интервью очередного агента НАБУ — Евгением Шевченко, благодаря которому произведен ряд резонансных задержаний.

«…..предприниматель, который вхож в круг топ-богачей, а значит, имеет идеальное прикрытие. Шевченко помог вывести на чистую воду “короля одесской контрабанды” Вадима Альперина. Но в ходе этого дела был разоблачен, и так бизнесмен Евгений Шевченко стал известен миру как “агент Евгений”. Нынче он продолжает помогать НАБУ, но уже в другом качестве, при этом занимается бизнесом и не бросает общественную деятельность….» ?¬タヘ♂️

Глобально я абсолютно на стороне деятельности НАБУ и признаю важность их работы!Но в частности количество вопросов к работе этого органа больше чем качество полученных ответов.

Спросите о деятельности таких «агентов» у настоящих ветеранов ГУБОП МВД или ГУ «К» СБУ.?

Они вам расскажут, что у настоящего агента каждый день работающего под прикрытием в настоящей преступной группе — резинка на трусах всегда мокрая от напряжения.?

Он рискует своей жизнью просто находясь в банде.Он рискует своей жизнью, когда украдкой ночью в безлюдном месте встречается с оперативным сотрудником и обсуждает результаты своей работы.Он рискует быть узнанным в неудачном месте в неудачное время.Он не живет своей жизнью, у него её просто нет!Он понимает, что его жизнь может прерваться в любой момент и он даже не успеет этого понять!

Вам расскажут десятки реальных случаев провалившихся на мелочах агентов!

Их потом конечно находили, но в состоянии конструктора «LEGO” в багажнике автомобиля на окраине города…. ?

А люди пафосно рассказывающие о своем псевдо-опыте в работе с НАБУ это не Агенты в полном смысле этого слова.

Это просто одноразовые посредники в двухходовой операции по передаче денег, с легким налетом Джеймса Бонда!

Деятельность таких агентов не подтверждена логичным приговором суда и нет повода хвастать своими якобы достижениями!

Кроме того, такому «Агенту» после своего публичного раскрытия закрыт вход в общество, которым он так кичился.

Уважаемые и влиятельные люди с которыми он ранее водил дружбу, при встрече просто не подадут ему руки.

Он стал токсичным для них.

И соответственно уровень его пользы для работы НАБУ будет естественно и неуклонно приближается к нулю. ?

Никто и никогда не задумался, что таким горе-агентам могут мстить сильные мира сего и кто сможет обеспечить их безопасность?Мстить могут серьёзно и не по киношному….

Вот вам примеры работы настоящих агентов спецслужб США под прикрытием, примеры оберегания своих агентов и примеры того чем грозит факт раскрытия таких агентов!

В общем прочитайте, сравните и подумайте, а потом опять подумайте, прочитайте и ещё раз задумайтесь:

1. Глубокая Глотка (Deep Throat) — псевдоним Марка Фэлта заместителя начальника ФБР, выбранный для него как для информатора прессы по делу «Уотергейта» (политический скандал в США ?￰゚ヌᄌ закончившийся отставкой президента страны Ричарда Никсона. Единственный за историю США случай, когда президент прижизненно досрочно прекратил исполнение обязанностей).

Настоящее имя осведомителя было раскрыто только после его смерти в 2005 году!!!!

2). В 2005 году в США была опубликована статья «Миссия в Нигере», в которой был раскрыт факт работы гражданки США Валери Плейм на ЦРУ.

Валери являлась не просто работником ЦРУ, она была тайным агентом, а ее имя было засекречено.

Раскрытие ее имени несло серьёзную угрозу жизни агентов, работавших с Валери за границей.

В 2007 году в деле о разглашении имени секретного агента суд признал виновным и приговорил к 30 месяцам тюрьмы и штрафу около 250 тысяч долларов — советника вице-президента США ?￰゚ヌᄌ по национальной безопасности и советника президента Джорджа Буша-младшего — Льюиса Либби;

3). Джозеф Пистоне (он же Донни Браско) — специальный агент ФБР, проработавший в течение шести лет под прикрытием, внедряясь в преступную семью Бонанно и в меньшей степени в преступную семью Коломбо — две из Пяти Семей итало-американской мафии, «контролирующих» Нью-Йорк.

В результате этой операции было предъявлено более 200 обвинений и вынесено более 100 обвинительных приговоров по всей стране.

Мафия пообещала 500 тысяч долларов за голову Джозефа Пистоне!

С 1986 года он до сих пор скрывается под вымышленными именами и имеет лицензию на ношение огнестрельного оружия.”

Итак, сам текст.

Агент НАБУ Евгений Шевченко: Топ-коррупционеры мне рассказывали все, потому что принимали за своего

Ю. Бутусов, О. Иванов

Раскрытие “агента Катерины” привлекло внимание украинцев к новому феномену в борьбе с коррупцией. Мы пообщались с Евгением Шевченко — одним из тех, кто уже два года помогает Национальному антикоррупционному бюро отправлять ТОП-коррупционеров под суд.

Сам себя Евгений скромно называет “лицом, сотрудничающим с НАБУ на добровольных началах”. Мы же его назовем более просто и логично — агент НАБУ, благодаря которому произведен ряд резонансных задержаний. Предприниматель, который вхож в круг топ-богачей, а значит, имеет идеальное прикрытие. Шевченко помог вывести на чистую воду “короля одесской контрабанды” Вадима Альперина. Но в ходе этого дела был разоблачен, и так бизнесмен Евгений Шевченко стал известен миру как “агент Евгений”. Нынче он продолжает помогать НАБУ, но уже в другом качестве, при этом занимается бизнесом и не бросает общественную деятельность.

Что подтолкнуло успешного бизнесмена сдавать коррупционеров из своего окружения? Как начать сотрудничать с НАБУ? И почему Шевченко перекрыл своим Мерседесом улицу Трехсвятительскую в день попытки задержания Саакашвили?

ПУТЬ В АГЕНТЫ: ПЕРВОЕ КРУПНОЕ ДЕЛО – ПО ДУБНЕВИЧУ

Агент НАБУ Евгений Шевченко: Топ-коррупционеры мне рассказывали все, потому что принимали за своего 01

- Женя, расскажи, как ты стал сотрудничать с НАБУ?

- Все произошло по моей личной инициативе. В декабре 2015 года ко мне обратился мой близкий друг с просьбой посодействовать его знакомому — прокурору ГПУ Александру Матюшко пройти отбор в конкурсе детективов. Он знал, что я знаком лично с Лешей Гриценко, который был членом конкурсной комиссии НАБУ. Я встретился с Матюшко, и если бы этот человек сказал, что сугубо из идейных патриотических соображений хочет помочь Украине побороть коррупцию, то я, возможно, дал бы свою рекомендацию. Но он мне с ходу озвучил, что готов заплатить деньги за то, чтобы занять руководящую должность в антикоррупционных органах.

- Тогда еще только проходил конкурс в НАБУ. То есть, ты участник исторического события — это была первая операция НАБУ и первый задержанный НАБУ. В скольких делах ты принимал участие?

- Мое участие в той или иной роли – это порядка 20 случаев сотрудничества. Жаль, что не все эпизоды до суда дошли. Но даже по тем делам, которые направлены в суд, по сегодняшний день нет решений. Не реформированная и подконтрольная Банковой судебная система является той трясиной, в которой вязнут все дела НАБУ. По делу прокурора Матюшко суд два года не может принять решение! Хотя это простейшее дело: было несколько встреч, он озвучил кому хочет дать взятку, сколько и конкретно за что.

- То есть, тебе по сути пришлось идти против друга. Как ты для себя такое решение принимал?

- Решение давалось очень сложно. У меня в жизни было два таких близких друга. Но один из них погиб 1 февраля 2015-го под Дебальцево — это Андрей Реута (позывной Медок). Мы с ним познакомились уже на войне, с первых дней были в одном взводе. А второй друг — в Киеве, с которым мы хорошо дружим много лет, но вот он пришел ко мне с такой просьбой. Даже если бы я просто промолчал и никому ничего не сказал, а Матюшко прошел на должность честно, по конкурсу, то я понимал — уровень его моральных качеств очень низкий, и я себе никогда этого не прощу! Поэтому я пошел в НАБУ и рассказал ребятам о ситуации.

- Вы остались друзьями?

- Я ему потом объяснил его ошибку — был очень непростой разговор на повышенных тонах. Но он меня понял, и мы остались друзьями.

- Как в НАБУ отреагировали на твое сообщение?

- Они удивились. Ситуация была неоднозначная — подозревали, что мое заявление может быть подставой с целью дискредитировать новосозданный орган. Меня напрямую не подозревали, но был вариант, что меня используют втемную. После успешного задержания все сомнения развеялись.

- А когда тебя начали задействовать по-крупному?

- Руководитель агентурной работы НАБУ мне сразу сказал, что привлекать меня нельзя, так как я на телевидении периодически мелькаю, 30 тысяч подписчиков на Фейбсуке, аккаунт в Инстаграме… Я поначалу расстроился, но потом начал самостоятельно находить возможности для самореализации в этом направлении. Я хотел быть сопричастным к войне с коррупцией.

Мое первое дело в охоте на “крупного зверя” – по Ярославу Дубневичу. Он пытался дать взятку в размере 10 млн грн за то, чтобы НАБУ закрыло дело в отношении его компании. Но по некоторым причинам мы не смогли собрать достаточную для суда доказательную базу. Тогда Дубневичу повезло, и пока он остается на свободе. При этом возглавляет Комитет ВРУ по вопросам транспорта, являясь типичным примером политической “элиты” современной Украины, когда тот, кто принимает законы, на самом деле является прожженным коррупционером.

Агент НАБУ Евгений Шевченко: Топ-коррупционеры мне рассказывали все, потому что принимали за своего 02

ДЕЛО АЛЬПЕРИНА И РАСКРЫТИЕ

- Ты – тот самый агент Евгений, который сдал НАБУ криминального авторитета Вадима Альперина. Но это и твое последнее дело, потому что в нем тебя раскрыли.

- По тому делу все шло хорошо. Альперин предложил миллион долларов за снятие ареста со своих счетов. А познакомил нас еще один мой друг, который знал, что я вхож в НАБУ. Более того, этот мой друг даже знал, что операция по прокурору Матюшко — это была моя работа.

- Все знали тогда. Ты писал публично. И все равно к тебе обратились?

- Да, представляете? Нужно понять психологию этих людей. Они всю жизнь всех покупали: судей, прокуроров, даже депутатов. И при этом все эти коррупционеры ни разу в жизни не встречали человека, который бы отказался от миллиона долларов. Так вот и Альперин, и многие другие реально думали, что мы Матюшко задержали только потому, что он мало денег предложил. Мы еще над этим и смеялись вместе: мол, вот придурок, предложил всего 10 тысяч долларов и его в наказание за такое неуважение и повязали.

- Ты сыграл на этом?

- Не только на этом. Для участия в операциях по документированию ТОП-коррупционных преступлений нужно быть хорошим психологом, актером и переговорщиком. Человек должен уметь использовать техники НЛП, а книгу “Язык жестов” Алана Пиза читать на ночь вместо Библии. Нужно уметь расположить собеседника к себе. И конечно же уметь поддержать разговор про отдых в Монте-Карло, езду на скорости в 300км/ч на Бентли, яхты, вертолеты и прочие атрибуты жизни миллионеров, коими ТОП-коррупционеры и являются. В общем, на одну из встреч в отеле Fairmont пришел сам Альперин, завязали знакомство и процесс пошел.

- Один из крупнейших воротил сам пришел на встречу?!

- Он очень доверял нашему общему другу, который нас познакомил, а друг в свою очередь доверял мне. Когда прокурор увидел фамилию, то сразу спросил: “Это тот Альперин, про которого я думаю?” Говорю: “Да-да, он самый”. Он: “Я за это дело берусь, но мне нужна охрана”. Рядом сидел назначенный на это дело следователь, который спросил: “А кто такой Альперин?”, на что коллега ему ответил: “Это тот человек, который может в Одессе убить любого прохожего и ему за это ничего не будет”.

- Речь шла о 450 млн на счетах, арестованных НАБУ в октябре?

- Да. Альперин импортировал товар в огромных количествах, из Китая в основном. Схема очень простая. К примеру, завозится обувь — пара в реальности стоит 10 долларов, но он подделывает документы и заявляет на таможне стоимость всего в 10 центов — то есть в сто раз меньше. Таможня все равно оценивает пару этой обуви в 10 долларов и Альперин оплачивает налоги в полном объеме, но потом идет со своими фиктивными документами в продажный суд и возвращает себе все ранее оплаченные налоги. И вот за снятие ареста с этих средств Альперин и предложил изначально миллион долларов.

- Как развивалась операция?

- В целом она длилась около 2 месяцев. В конце концов Альперин предложил 800 тысяч долларов за вариант, чтобы НАБУ передало это дело в Одесскую область, а там он уже быстро все решил бы, потому что к начальнику главного управления полиции Одесской области открывает дверь ногой.

- Как так получилось, что тебя в ходе этой операции раскрыли?

- Пока не могу огласить все подробности этой весьма проблемной ситуации. Но в принципе мы и так понимали, что работать дальше в том же амплуа мне будет крайне трудно, и в данном случае скрыть мое сотрудничество с НАБУ уже не удастся. В деле по Матюшко я изначально легендировался. Но в деле по Альперину я по всем процессуальным документам шел под своим реальным именем, и показания в суде буду давать публично.

- Почему в деле Альперина процессуальный контроль над совершением преступления осуществляли прокуроры ГПУ, а не САП?

- Были на то веские основания. Позже я обязательно дам ответ на этот вопрос.

- Судебную перспективу по этому делу ты как оцениваешь?

- Оцениваю на “отлично”. Состав преступления стопроцентный, все зафиксировано, все озвучено. Доказательная база железобетонная: видео, аудио — все есть. В любом адекватном суде Альперин получит минимум 8 лет с конфискацией всего имущества.

- То есть, зафиксировано намерение передачи взятки, с указанием схемы кому, сколько и за что? Адвокаты утверждают, что ты сам подстрекал Альперина.

- Да, у нас все зафиксировано. И судья, отправив подозреваемого в СИЗО, приняла абсолютно взвешенное и аргументированное решение. Адвокаты Альперина, которые обвиняют меня в подстрекательстве, просто отрабатывают свои баснословные гонорары. Ну а с другой стороны, посудите сами — что еще им остается делать? Они будут растягивать дело как можно дольше, даже если нет никакой перспективы, ведь клиент оплачивает их труд почасово.

Агент НАБУ Евгений Шевченко: Топ-коррупционеры мне рассказывали все, потому что принимали за своего 03

В ДЕЛЕ ПИМАХОВОЙ ИЗ-ПОД УДАРА ВЫВОДЯТ ОКРУЖЕНИЕ ПОРОШЕНКО

- Ты общался с агентом Сергеем Боярским, задействованным в деле первого замглавы Госмиграции Дины Пимаховой? Что ты думаешь об этом деле и о действиях СБУ? Есть заявление НАБУ и САП о незаконном вмешательстве СБУ, что сорвало дело.

- Сергея вообще в глаза не видел. Я ведь был вне штата, а мы редко знаем о существовании друг друга — это стандартные принципы конспирации. Что касается самого дела, то разве пошли бы они на прямой и очень громкий конфликт только для того, чтобы вывести из-под удара никому не известную Пимахову? На самом деле они выводил из-под удара Порошенко и его ближайшее окружение. Потому что эта группа агентов НАБУ под прикрытием работала по шести разным направлениям, а не только по Государственной миграционной службе. И когда Грицак и Луценко узнали, что агенты вплотную подобрались к ближайшим соратникам Президента, которые под угрозой тюрьмы вполне реально могут сдать и самого Порошенко, то решили раскрыть все агентурные данные, пойти на прямой конфликт и с НАБУ, и с ФБР в том числе. Иначе досудебное расследование было бы завершено, и второй президентский срок для Порошенко уже точно бы перешел в разряд несбыточной мечты. Я по ряду вопросов также сотрудничаю с ФБР и на днях заезжал в Посольство США — для них Луценко уже полный ноль. Но это неофициально. Также как и новосозданное ГБР — они не собираются с ним сотрудничать. Потому что там в руководящий состав подобраны дискредитировавшие себя люди, которых выбирали коррумпированные политики по своим политическим квотам.

- Реально они могут не сотрудничать с официальными украинскими структурами?

- Например, Луценко просил ФБР сделать экспертизу так называемых пленок Саакашвили-Курченко, но они принципиально отказались ее делать, ведь неделей ранее Генеральный прокурор заявлял, что ФБР работает в Украине незаконно, хотя это абсолютная чушь — есть официальный меморандум о сотрудничестве.

- Тем не менее, Луценко приглашали в Вашингтон, он не поехал. Предполагалось, что и он, и Енин должны были возглавлять общеукраинскую делегацию.

- Да он понимал, какие вопросы ему там будут задавать – зачем ему туда ехать? После того, когда Луценко сказал, что ФБР работает незаконно, его заместитель Енин встречался с представителем ФБР — они долго общались, прописали все вопросы, которые нужно согласовать, чтобы все это уладить, но по сегодняшний день тишина. Это конкретно Енин должен был сделать — он лично обещал, но, судя по всему, он в выполнении обещаний не далеко от своего шефа ушел.

- Даже после твоего раскрытия задерживаются подозреваемые не без твоего участия. В частности, директор института НААНУ Орест Фурдычко. Какова твоя роль?

- По Фурдычко уникальная операция — рекордная в плане сроков. Производство по нему в ЕРДР зарегистрировали 28 декабря, галопом получили санкцию суда на НСРД и уже через 48 часов подозреваемый был арестован со всей необходимой для суда доказательной базой. Но в этом больше заслуга самого Фурдычко — именно он поставил условие, чтобы взятку ему передали непременно до Нового года. Всего он хотел полмиллиона долларов наличными. 30 декабря при передаче первого транша в размере 300 тысяч долларов его и арестовали вместе с посредником. Он типичный коррупционер, который всю свою жизнь работал на государство. При этом у него порядка десяти квартир, пять или шесть домов, земля, иномарки… все нажитое “непосильным трудом” на одну зарплату. И, главное, тоже большой ”патриот”.

- А что скажешь на счет депутата Одесского облсовета Олега Бабенко? Это ведь тоже твоя работа? Его обвинили в попытке дать взятку детективу НАБУ в размере полмиллиона долларов, но он заявил, что это “мыльный пузырь”.

- Схема по заводу “Краян” проста: сначала Дубовой поставил Бабенко директором завода, загнали госпредприятие в фиктивные долги и успешно выкупили за 10 млн грн. Еще 10 млн грн. потратили на косметический ремонт. После этого договорились с Трухановым и Галантерником и продали назад городу уже за 185 млн грн. Но НАБУ вовремя арестовало эти средства, после чего Бабенко стал искать выход на детективов. В итоге предложил 0,5 млн за то, чтобы дело в отношении этой аферы было закрыто. Все это зафиксировано: на суде журналисты и общественность смогут увидеть истинное лицо этих “бизнесменов”, а также услышат фамилии известных на всю страну высокопоставленных политиков, которые активно пытались повлиять на ход следствия.

ПОДГОТОВКА В НАБУ. КАМЕРА РАЗМЕРОМ С КОНЧИК ШАРИКОВОЙ РУЧКИ

- Расскажи, как проходит операция НАБУ. Мы знаем этот процесс из голливудских фильмов – как агенту под одежду одевают камеру, микрофон.

- Со стороны вы никогда не увидите ни камеру, ни микрофон. Видеокамеры, которые мы используем в работе, по своему размеру не больше кончика шариковой ручки. Понимаю, что людям интересно узнать подробности агентурной деятельности, но я не могу разглашать формы и методы оперативной работы. В книге когда-нибудь напишу.

- Как вы в НАБУ готовитесь к операции? Общаетесь, просчитываете какие-то ходы? Или просто говорят: иди, работай?

- В каждой отдельно взятой операции стоят свои разнообразные задачи, и заранее просчитываются все возможные варианты развития событий. В НАБУ меня многому научили. Многие детективы хоть и молодые, но каждый уже весьма опытный специалист своего профиля. После того, как детективы озвучили свое мнение, я озвучиваю свои предложения. Порой я лучше знал ситуацию изнутри, а детективы — снаружи. Дополняли друг друга.

- Сейчас в НАБУ люди набирают опыт?

- Люди обрели и характер, и опыт, пришло понимание многих присущих ТОП-коррупции вещей. Нам всего-то от роду два года, а мы уже показали такие результаты работы, что за 25 лет независимости Украины никому и не снились. Но я уверен, что наши главные достижения еще впереди и для них, конечно же, нужен независимый Антикоррупционный суд, который будет отправлять преступников на долгие годы в тюрьму и конфисковывать в пользу государства все награбленное имущество.

- В какой форме ты сегодня вхож в НАБУ?

- В разной. К оперативной работе меня привлекать уже не будут. Но таким людям, как я, применение всегда найдется. А если не найдется, то я сам его найду.

Агент НАБУ Евгений Шевченко: Топ-коррупционеры мне рассказывали все, потому что принимали за своего 04

- Оружие тебе в НАБУ выдали?

- Дали бы уже давно, но у НАБУ нет таких полномочий. Они не могут выдавать табельное оружие внештатным. Если зайду в штат, то это уже госслужба — мне нужно будет отказаться от бизнеса. Даже наградное оружие выдать не могут. То есть НАБУ даже за очевидно выдающиеся результаты не может наградить кого-то оружием — несправедливо на мой взгляд.

- Ты пришел в НАБУ фактически готовым агентом – в плане прикрытия. Это быстро использовали?

- Когда детективы и руководители НАБУ увидели, насколько легко и открыто эти люди все мне рассказывают, то глазам своим не поверили. Не было ни одного такого случая, когда коррупционеры отказывались от встречи со мной, подозревая в работе на НАБУ. Один фигурант весьма высокого полета как-то сказал, что его служба безопасности проверила всю мою подноготную, и доложила ему, что я “свой” человек. Сейчас этому фигуранту уже предъявлено обвинение.

Так что в целом можно сказать, что я пришел в НАБУ действительно сильно подготовленным агентом — бюджет Украины сэкономил на мне много денег. Если я приезжал, скажем, на “Мерседесе”, в кроссовках Prado и всегда с последней моделью “Айфона”, то это и есть все те детали, которые в сумме своей вызывали доверие. Хотя сам я никогда не был мультимиллионером, но деньги зарабатывал и вращался в этом мире. Так что во всей этой тусовке абсолютно спокойно себя чувствую и вовсе неудивительно, что я для них свой в доску.

Но порой бывало непросто выполнять роль циничного беспринципного ублюдка — это значит быть таким, каким они хотят тебя видеть. Например, за разговором с фигурантом нужно было обсуждать “нищебродов, которые ходят за окном с какими-то митингами да плакатами”, и чего-то там требуют. Я для соответствия легенде должен был говорить о тех людях, ради которых пошел на войну: “Опять фигней маются” — и после мы вместе над этим смеялись. А свое участие в акциях протеста я объяснял исключительно стремлением к власти — и это было им более чем понятно.

БИЗНЕСУ Я УЧИЛСЯ САМОСТОЯТЕЛЬНО

- Расскажи, почему ты себя так спокойно чувствуешь в этой тусовке? У тебя ведь идеальное прикрытие – дом в престижном районе, элитные машины.

- Дом весьма скромный, на самом деле, а место замечательное — прямо на берегу Днепра. Сейчас я строю новый — у нас с супругой планируется пополнение в семействе. Но этот дом тоже будет небольшим — разве что более современным и более уютным.

- Кто у тебя соседи?

- Каких-то громких фамилий нет, в основном люди из бизнеса. Из политиков никого нет.

- Как ты стал тем, кем есть?

- Сейчас мне 34 года. Родился в Киеве, в малообеспеченной многодетной семье. Мать с отцом развелись, непростые иногда были времена для нас, как для детей. Помню один случай… мне было лет 10-11. Я пришел домой со школы, а полки все пустые — даже хлеба не было. На последней полке нашел пакет с мукой — ну, думаю, буду сейчас что-то готовить. Я эту муку беру, а она вся испортилась. Пришлось брать ведра-тряпки в руки и идти мыть машины. Мы с братом мыли машины в районе ст.м. “Дарница”. Потом чем я только не занимался! Маляром, гаражи в кооперативах красил, на стройке подрабатывал, на ремонтах квартир. До 18 лет новой одежды у меня мало было — обычно донашивал после старшего брата, либо покупал на секонд-хендах.

После школы поступил в Европейский университет финансов, но случилась “трагическая” история первой любви – меня бросила девушка, я оставил учебу и ушел в армию. Служил во внутренних войсках. У меня хороший музыкальный слух и определили в роту связи. Первые полгода в учебке в Золочеве, потом по распределению еще год отслужил в Петровцах под Киевом. В армии тогда сплошь алкоголики и ворье было, адекватные офицеры или прапорщики встречались, но были редкостью. В общем, потерянные 1,5 года жизни.

- Что было, когда ты вернулся из армии?

- Из армии я вернулся со сформированной целью заниматься бизнесом. Я хотел не то чтобы непременно стать богачом-миллиардером. Просто не хотел жить в откровенной нищете. Еще я очень много читал. И, пожалуй, книга, которая в юности наибольшее впечатление на меня произвела – это трилогия Драйзера “Финансист-Титан-Стоик” — дух свободного предпринимательства нашел отклик в моей душе.

Мне тогда было 19. Это сейчас общепонятно: есть ютуб, заходишь – там миллион бесплатных видеотренингов. А мне тогда вообще негде и не у кого было учиться, да и компьютера не было. Я пошел на курсы торговых представителей в агентстве “Бизнес-Мастер” — там мне мозги-то и перевернули. Показали наглядную разницу между моим ущербным мышлением и мышлением успешных бизнесменов. Это был 2002 или 2003 год. После полугода работал в компании “Orbit-Wrigley”, я быстро для себя определил, что работая наемным сотрудником, я не стану миллионером, как бы хорошо ни работал.

Последующие 6-7 лет я провел в гостиничном бизнесе, в сфере конференц-сервиса. Начинал с должности менеджера в агентстве по комплексной организации конференций и тренингов, дорос до директора — мы входили в первую пятерку на рынке. Отлично тогда все зарабатывали, ведь до кризиса 2008 года деньги практически никто не считал — иногда бюджет на одно корпоративное мероприятие мог составлять 400-500тыс.$. Славные были времена на самом деле, и команда у нас была очень классная — хорошие все ребята.

Агент НАБУ Евгений Шевченко: Топ-коррупционеры мне рассказывали все, потому что принимали за своего 05

Шевченко в 2007 году.

Позже открыл свою компанию. В 2008 году уговорил инвестора Марка Гинзбурга запустить в работу большой гостиничный комплекс на Киевском море — тогда в 26 лет я уже зарабатывал больше, чем мог потратить. Звали меня и в московский офис Microsoft, возглавить департамент по организации BTL-проектов. Но мне Москва никогда не нравилась. Да к тому же тогда я начал заниматься импортом машин из Штатов и Европы, потом разными товарами (бытовая техника, продукты питания).

МАЙДАН: Я ВИДЕЛ, КАК ТИТУШКИ, РАССТРЕЛИВАВШИЕ ЛЮДЕЙ, ВЫХОДИЛИ ИЗ МВД

- То есть, ты себя при старом режиме неплохо чувствовал…

- Не жаловался. Но после выборов в Верховную Раду 2012-го я понял, что Украина – это страна не для нормальной жизни. Я тогда особо патриотических чувств не испытывал. Решил переехать на ПМЖ куда-то. Выбрал Милан — в Италии у меня друзей много и я более-менее мог изъясняться на итальянском. Я находился в Одессе тогда, когда Янукович объявил, что мы идем с Россией в Таможенный союз. Утром выхожу на завтрак, а по всем телеканалам показывают побоище студентов. Я понял: нужно срочно выдвигаться на Киев.

- Вот так просто? Не было патриотизма, и вдруг появился?

- Не то, чтобы вовсе не было, но как-то он дремал во мне. Я хоть и родился при Советском Союзе, но всегда идентифицировал себя как украинца. И еще за границей меня всегда тоска мучила. Начинаю очень сильно скучать по родной земле, по воздуху, по украинской кухне. Плюс за границей ты всегда будешь чужим. Поэтому подсознательно я оттягивал с отъездом. Когда 2 декабря вышел миллион, я понял, что это наш реальный шанс изменить страну, и за него нужно держаться зубами.

- Что ты на Майдане делал?

- Вначале просто ходил, пел песни и кричал лозунги. Мой отец, кстати, в начале Революции Достоинства работал водителем в Посольстве Украины в Канаде. Но когда начались все эти события, то он уволился и прилетел в Украину — был в сотне Майдана.

Когда я увидел, что лидерами Майдана стали Яценюк, Тягнибок и Кличко, то очень расстроился. Буквально третье-четвертое вече четко показало, что они хотят договариваться и никакая революция им не нужна. Я плюнул на все это дело, и мы уехали с братом на месяц путешествовать по Африке. Там в Танзании поднялись на 6000 метров — покорили вершину Килиманджаро с украинским флагом. При этом наблюдал за вялотекущей ситуацией в Киеве.

Агент НАБУ Евгений Шевченко: Топ-коррупционеры мне рассказывали все, потому что принимали за своего 06

2 января 2014 года, Танзания — на вершине Килиманджаро.

Вернулись мы 18 января. А 19-го на Грушевского понеслось… В такие моменты ты не способен в полной мере осмысливать события и их последствия — ты просто надеваешь лыжный костюм, каску, берешь биту и едешь туда, где должен быть. На Грушевского в первый же день отравился газом, хотя тогда приехал просто посмотреть. Потом уже конечно возил бензин в канистрах, бутылки, но сам я их ни в кого не бросал… дрова, шины возил, медикаменты покупал, помогал как мог.

Агент НАБУ Евгений Шевченко: Топ-коррупционеры мне рассказывали все, потому что принимали за своего 07

“Таким был багажник моей машины во время Революции Достоинства”.

- Ты действовал сам по себе или в какой-то сотне?

- В январе я подключился к “Автомайдану”. Тогда как раз приехали первые “титушки” из Харькова и начали громить машины на Подоле, потом на Арсенальной и в центре. Это было 20 или 21 января. Первый физический контакт с “титушками” произошел, когда мы разгромили их на Обуховском КПП. Нас было где-то 50 на 50. Но мы-то за идею все, а они – за деньги. У них биты и палки, у нас то же самое примерно. У меня ключ раскладной гаечный был. Когда мы рванули в бой с дикими криками, то из них половина просто испугалась и спешно ретировалась. Остальную половину из числа наиболее агрессивных мы с ног сбивали. Я одного сбил с ног, ударил своим ключом гаечным по руке, в которой он биту держал… Уничтожали мы их жестко, а я был самый добрый из всех. Но не было тогда еще яростной злости. В целом я не верил, что мы быстро победим Януковича и ориентировался на долгое и упорное сопротивление режиму.

Агент НАБУ Евгений Шевченко: Топ-коррупционеры мне рассказывали все, потому что принимали за своего 08

Январь 2014 года. По словам Шевченко, это взятые в плен “титушки” из Кривого Рога.

По-настоящему мы стали бояться, когда люди стали пропадать, и когда “Беркут” зажал “Автомайдан” на Крепостном переулке. Стали арестовывать всех полным ходом, фальсифицировать дела, отбирать права. “Автомайдан” тогда раздробился немного. Мы понимали, что нас слушают и кучу людей уже пересадили. Разные истории были. Сейчас вспоминаю одну — знаковое видео было, когда гаишники пистолеты подоставали свои на бульваре Леси Украины. Это ж я снимал.

- Там Хаджинов был.

- Да, он чуть позже подтянулся с ребятами из Самообороны Майдана. А я первый тогда подоспел на помощь и снимал весь это беспредел. Когда ты принимаешь решение идти до конца, то страх пропадает. И говорил тогда этому “гаишнику”: “Давай, стреляй”. Была внутренняя уверенность, что он не выстрелит, хотя я, конечно, мог и ошибиться. Ну а дальше — 18 февраля…

Я попал под раздачу, когда они начали атаку на Институтской — это произошло где-то за полчаса до того, как “титушки” устроили кровавое месиво в Мариинском парке. Сначала “беркуты” закидывали нас с крыши светошумовыми гранатами. И газ в тот день применяли необычный какой-то — после него две недели у меня из носа текло. А потом я потянул руку сильно, когда бросал брусчатку. Замешкался, и оборачиваюсь — смотрю, что никого из наших рядом нет, а “беркуты” уже бегут и стреляют из помповых ружей. Я реально уже думал, что все. Между нами было метров 10 — как он умудрился в меня не попасть? Паника на улице началась — все побежали. И я бегу со своим боевым гаечным ключом. Зацепился об ограждение деревьев, упал, ключ из рук выпустил и дальше бегу уже с мыслью: “Блин, подберут ключ и найдут меня по отпечаткам…”. Еле добежал до машины, глаза на выкате, дышать не могу, из