Наталья САДЫКОВА: Для оправдания мне не дали ни единого шанса

Наталья САДЫКОВА: Для оправдания мне не дали ни единого шанса

12.02.2019 Новости

>

Оппозиционный журналист, собственный корреспондент газеты «Ассанди Таймс» по Актюбинской области Наталья Садыкова, которую в середине марта этого года суд в Актобе заочно постановил арестовать, а затем она была объявлена в розыск, заявила на днях, что находится в столице Украины и продолжает журналистскую деятельность оттуда.

оводом для ареста сначала квартиры Натальи, а затем ее самой стал иск бывшего депутата парламента Марала Итегулова. Экс-мажилисмен утверждает, что ему причинен моральный вред из-за статьи, опубликованной в «Ассанди Таймс» за подписью Бахыт Ильясовой.

Наталья САДЫКОВА сказала нам по телефону о причинах, побудивших ее с мужем, известным общественным деятелем Айдосом Садыковым, и двумя маленькими детьми покинуть пределы Казахстана.

– Наталья, что это за уголовное дело, возбужденное в отношении вас по статье «клевета»? В чем она выражается и разве нельзя было частный иск разрешить в гражданском порядке?

– Клевета в Казахстане – уголовная статья. Наши законодатели много лет обещают декриминализировать ее, но водят весь мир за нос. Раньше говорили, что в этом нет необходимости, потому как журналистов по этой статье не лишают свободы. Но мой прецедент, я считаю, первая ласточка.

Государственная машина с каждым днем будет все активнее использовать 129-ю статью Уголовного кодекса для борьбы с инакомыслием, арестовывать и сажать журналистов, чтобы другим неповадно было говорить правду.

Дело по иску Итегулова невозможно было решить в гражданском порядке именно потому, что за клевету в нашей стране можно получить до трех лет лишения свободы. Кроме того, Итегулов оценил свои моральные страдания в 10 миллионов тенге. То есть они хотели не только лишить меня свободы, но и повесить на меня непомерный штраф.

– На ваш взгляд, в чем «феномен» экс-депутата парламента, коль его частный иск, словно по мановению волшебной палочки, превращается в уголовное дело?

– Марал Итегулов никакой не феномен. Он – бывший инженер, который оказался в нужный момент рядом с нужными людьми. Вообще, все дело не в том, что его сильно обидела статья. Он признался одному человеку, что не хотел привлекать меня к уголовной ответственности, его попросили. Кто попросил – можно догадываться.

– Не кажется ли вам, что Итегулов и Актюбинский суд «заряжены» установкой некоторых органов посадить в тюрьму независимого журналиста. И самое интересное, как мы предполагаем, суд заблаговременно знает исход этого дела, так как уже наложен арест на вашу квартиру.

– Оправдаться мне не дали ни единого шанса. 17 марта прошло единственное заседание суда, меня на него даже не пригласили, хотя тогда я была в стране. Судья выполняет заказ, ей сказали, чтобы она сделала все по максимуму, вот она и старается. Конечно, арест и розыск говорят об обвинительном уклоне, ведь даже мое авторство не доказано. Они, я говорю «они», потому что власть в нашей стране безликая, сделали где-то экспертизу, заключение которой никто не видел и не знает, кто ее делал. Показания против меня готовы дать двое журналистов, которых коллегами я даже называть не хочу.

– Как пишет «Радио «Азаттык», в данное время вы с семьей находитесь в Киеве. Можно ли сказать, что вы заранее узнали о том, что весь этот сыр-бор с «клеветой», в конце концов, обернется для вас тюрьмой и вы поэтому покинули пределы Казахстана?

– Мы выехали в Украину семьей, когда нас предупредили, что меня могут арестовать. Хотя в поездку планировал отправиться только супруг. Мы все взвесили и решили, что будет намного хуже, если Айдос будет в Киеве, когда это произойдет. В принципе, мы всегда понимали, что занимаемся опасным делом и наша семья постоянно находится под ударом. Все помнят, наверное, провокацию, которая произошла в 2010 году, когда Айдоса посадили по сфабрикованному делу. Теперь белыми нитками сшиты обвинения против меня. Я не боюсь тюрьмы, мне не хочется, чтобы мои дети росли без меня.
– Наталья, черт с ним, с этим постановочным судом! Лучше скажите, как там, на Украине, что ощущает народ после революционного Майдана?

– Здесь мы встречаемся с активистами Майдана, представителями гражданского общества и журналистами. Все говорят, что просто обязаны сейчас использовать шанс, который дала им революция. Украинцы считают, что отданные жизни Небесной сотни не могут быть напрасными. В воздухе тут витает свобода, люди даже готовы терпеть финансовые трудности, лишь бы страна встала с колен. Украинцы – молодцы, с них можно и нужно брать пример.

– А вы сами на улицах Киева видели бандеровцев и фашистов, которые, как трубит российская пропаганда, якобы захватили всю власть на Украине и притесняют русских?

– Это все бред российской пропаганды. Тут нет фашистов, есть только патриоты своей страны, многие из которых кровью отстаивали право народа на свободу.

– Наталья, вы – русская девушка– вышли замуж за казаха и взяли его фамилию. Таких смешанных украино-русских пар на Украине больше, чем у нас. Как же теперь быть этим людям, подумала ли об этих человеческих судьбах имперская Россия? Что об этом говорят на Украине?

– На самом деле я не русская. По документам – башкирка по маме, а мой дед по отцовской линии был казахом из рода Есет-батыра. Он женился на русской, познакомился, когда служил в Подмосковье, в семье родились четверо детей. Все они выбрали себе национальность «русский», но когда пришло время самоопределиться мне, я выбрала мамину национальность. А по сути я – казашка. Я думаю, что имперская политика России – это политика отдельного человека, а не всей страны. На Украине хорошо относятся к русским, здесь понимают, что не все поддерживают Путина. Тут везде говорят по-русски, притеснений по национальному признаку нет.

– Кстати, Актобе тоже такой же смешанный город. У вас когда-либо было ощущение того, что вас притесняют по национальному признаку?

– Нет, никогда не ощущала. И в моем окружении нет людей, которых бы притесняли. Я вообще считаю, что у нас в Казахстане самые добрые и лояльные люди. И власть это понимает и пользуется этим. Я сама немного говорю по-казахски, мне очень импонируют национальные традиции. Мои дети – казахи, и мы в семье стараемся говорить с ними на родном языке.

– Что говорят украинцы о Крыме, смирятся ли они с тем, что часть страны теперь отошла к России?

– Россия отняла Крым у страны, разворованной Януковичем и ослабленной революцией. Это был подлый и незаконный шаг. Украинцы продолжают считать Крым частью Украины, которую все они хотят видеть целой и неделимой.

– Наталья, вы – журналист, понятно, что вам на просторах бывшего Союза везде найдется работа. А вот Айдос чем будет заниматься?

– Я думаю, что Айдос везде найдет себе применение. Он умный и самодостаточный человек, который мыслит неординарно. Кстати, Айдос имеет журналистский опыт больше моего, так что при желании может работать и в этой стезе. Но мы все равно надеемся рано или поздно вернуться в Казахстан, потому что там наша Родина и степи, без которых родившемуся на просторах человеку никак не прожить.

– Как восприняли в Киеве официальную позицию Казахстана по Крыму?

– На Майдане все прекрасно понимают, где правят диктаторы и где есть демократия. Здесь представлены практически все национальности, люди приезжают поддержать украинцев чаще всего вопреки воле властей своих стран. Много русских, среди них известные политики и общественные деятели. То, что они говорят про Путина, не скажет ни один украинец. Позиция Казахстана всем понятна, хотя понятной ее назвать сложно.

– По вашему мнению, в нашей стране возможно что-то подобное, что случилось на Майдане?

– В ближайшее время вряд ли, хотя это может случиться в любой момент. Когда смотришь на украинских революционеров, понимаешь, что они обычные люди, которых мы каждый день видим на наших улицах: рабочие, учителя, торговцы. В один миг они поняли, что надо спасать страну, и вышли на улицы, кто-то отдал за это свою жизнь. Недавно отмечали сорок дней с момента гибели Небесной сотни. Положить цветы, зажечь свечи возле мест гибели людей приходят тысячи людей со всех регионов Украины. Они плачут и молятся. Украинцы как никогда чувствуют себя едиными и непобедимыми, несмотря ни на что.

Бахытгуль МАКИМБАЙ,
«D»